Петр Гуменник: “Учил четверной риттбергер, когда молодой был”. 

Петр Гуменник
Фото Марии ЕВТЕЕВОЙ

На чемпионате мира среди юниоров по фигурному катанию, который проходит на этой неделе в Таллине, российский фигурист Петр Гуменник завоевал бронзовую медаль в соревновании среди юношей, набрав общую сумму баллов 231.12. 

После проката произвольной программы ученик Вероники Дайнеко прокомментировал свое выступление на турнире. 

Свой прокат я оцениваю как хороший, сделал все, кроме последнего прыжка. На него у меня уже сил не осталось, хорошо выложился до этого. Ну, я из-за этого не расстраиваюсь. А вот после короткой мне было сложно к произвольной подготовиться, потому что немного расстроился из-за результата, из-за своего акселя. Но потом решил, что то, что я отобрался на чемпионат мира от России, это уже хороший результат. Я должен наслаждаться своим катанием на этих соревнованиях, а уже во вторую очередь думать о результате.  

Сегодня на тренировке у меня не очень хорошо получалось, немножко болтало из стороны в сторону. Чтобы это компенсировать, решил, что мне нужно повыше прыгать, чтобы был какой-то запас. Это мне помогло на прыжках хоть какой-то выезд сделать. 

Не было желания  рискнуть в произвольной программе и включить помимо сальхова другие четверные?

После короткой у меня была мысль, что, может,  мне нужно пойти ва-банк и сделать четверной лутц или три четверных, например. Но потом я решил, что  результат все же лучше получится с двумя сальховами. Все-таки такая программа уже наработана. 

В произвольной программе Вы прыгаете достаточно сложный каскад — тройной лутц-тройной риттбергер-двойной риттбергер. Как он Вам дается, почему решили включить именно его?

Ну, вообще тройной риттбергер я выучил вторым, после сальхова, и это один из моих любимых прыжков. Каскад три-три я тоже сделал сначала с риттбергером и потом только с тулупом. То есть так получилось, что изначально этот прыжок легко делал. Не знаю, в чем секрет (улыбается). Решили поставить этот каскад во вторую половину программы, с лутцем. 

Вообще мужчины редко делают каскады с риттбергером.

Да, у меня, наверное, особенность какая-то в технике. Я тройной риттбергер могу сделать из любого положения. С места могу его сделать.

А четверной риттбергер пробовали учить?

Четверной я четыре года назад учил. Ну, я еще молодой тогда был совсем (смеется). У меня неплохо получалось, на задний ход. Ну, без выезда на одну ногу, конечно. Думаю, если сейчас продолжу, вполне могу его выучить. Но сначала хотелось бы выучить тулуп и лутц. Прыгать их хорошо, стабильно, чтобы я мог в программе их показывать. Потом, наверное, буду учить флип. А риттбергер в последнюю очередь. 

Юдзуру Ханю получил травму как раз на четверном риттбергере. Это, наверное, из четверных один из самых травмоопасных прыжков?

Мне кажется, наоборот, самый безопасный, потому что не нужно переходить с ноги на ногу, делать переход. Просто с правой прыгаешь, на правую приземляешься. Нужно только подпрыгнуть и закрутиться. 

Людмила ОРЛОВА, Таллин.