Лоранс Фурнье-Бодри/Николай Соренсен: “Сразу решили, что мы Бонни и Клайд”.

Лоранс Фурнье-Бодри/Николай Соренсен
Photo by David W Carmichael

Четвертый этап серии Гран-при по фигурному катанию Shiseido Cup of China стартует на этой неделе в китайском городе Чунцин. Соревнования пройдут с 8 по 10 ноября. 

Одними из участников выступят бронзовые призеры этапа Гран-при Skate America (2019), победители турнира серии Челленджер Nebelhorn Trophy (2019) канадские танцоры Лоранс Фурнье-Бодри — Николай Соренсен.

В интервью порталу Blossom on Ice фигуристы поделились, с какими сложностями им пришлось столкнуться в начале сезона, как родилась идея воплотить на льду историю Бонни и Клайда, а также рассказали про креативные твизлы в ритм-танце и кто в их паре занимается нарезкой музыки.  

Вы начали этот сезон достаточно успешно — третье место на этапе Гран-при в США, уверенная победа на турнире Небельхорн Трофи, серебро в Италии. Насколько сами довольны своими выступлениями?

Лоранс:

На самом деле, не все было так просто. У Ника была неприятная травма спины, что, естественно, сказалось на наших тренировках. 

Николай:

Да, в Италии, на турнире “Ломбардия Трофи”, я потянул спину. С трудом мог встать, просто выпрямиться. У нас было около недели на подготовку перед Оберстдорфом, и всю эту неделю я не катался. Но мы были решительно настроены и хотели доказать самим себе, что если поставили перед собой цель, мы всегда можем добиться этого, чего бы это нам не стоило. 

Несмотря на мои проблемы со здоровьем, перед Оберстдорфом мы внесли очень много изменений в наш произвольный танец. Фактически треть танца была новая. Я безумно благодарен моей потрясающей партнерше, которая каждый день тренировалась одна, много работала с тренерами. Ну, а мне оставалось только “визуализировать” изменения, прокручивать их в своей голове. Поэтому наш прокат произвольного танца в Оберстдорфе — это еще одно доказательство того, что если ты настоящий спортсмен, если ты знаешь, что готов, ты можешь просто выйти на лед перед публикой и достойно выполнить свою работу. 

Расскажите, пожалуйста, о своих программах в этом сезоне. Как родилась идея ритм-танца — история Бонни и Клайда?

Николай:

Да, давайте начнем с Бонни и Клайда. На самом деле, все было достаточно просто. Эта музыкальная тема заинтересовала нас еще в 2014 году, но тогда мы так до конца и не решили, как лучше ее обыграть на льду. Кроме того, как мне кажется, за прошедшие несколько сезонов наш уровень профессионального мастерства значительно вырос и в то время наши танцевальные навыки были еще не на том уровне, как сейчас. 

Поэтому когда было объявлено, что тема ритм-танца в этом году — Бродвей, выбор для нас был очевиден. Мюзикл «Бонни и Клайд» какое-то время шел на Бродвее в 2011 году, не очень долго, правда, но затем в последующие восемь лет они объехали весь мир с этим шоу. 

Нарезку музыки делала моя партнерша, Лоранс. У нее уже большой опыт в этом. Последние четыре-пять сезонов она самостоятельно монтирует музыкальное сопровождение наших программ, все идеи, все нарезки — ее.

Лоранс:

Ну, да, можно сказать, что я придумываю общую идею и делаю нарезку музыки, создаю первоначальный вариант. Но затем мы всегда идем за окончательной “отшлифовкой” к Хьюго. Он просто потрясающий. Хьюго помогает окончательно воплотить наши задумки в реальность и без него мы бы точно не справились. 

Николай:

Да, Хьюго нам всегда помогает с нарезкой. Он добавляет какие-то мелкие детали, штрихи, делает то, что у Лоранс нет технической возможности сделать дома. Результат получается отличным. К тому же, нам очень повезло, что мы живем рядом. У нас есть возможность в начале каждого сезона вместе собраться у него дома, обсудить наши идеи и совместно прийти к какому-то решению. 

У вас очень креативные твизлы в ритм-танце. Это, наверное, самые интересные твизлы, которые я когда-либо видела в танцах на льду. 

Николай:

Ну-ка, попробуйте угадать, чья была идея? Ее (показывает на партнершу и оба улыбаются). На самом деле, мы придумали эти твизлы еще до того, как была поставлена сама программа. 

Лоранс:

Да, когда я нашла этот музыкальный отрывок, я сразу сказала: “О, им говорят —  руки вверх! Это же наша обязательная черта в твизлах”. 

Николай:

В том конкретном музыкальном кусочке не было ритма, но мы загорелись идеей и пошли с этим отрывком к Роману Хагенауэру, хореографу-постановщику нашего ритм-танца. Лоранс сказала — смотри, вот “руки вверх!”, потом “убрать палец с курка”, “положить оружие на землю”. Роман подумал и ответил: “А вообще, неплохая идея, из этого может что-то получиться”. Вначале все смотрели на нас, как на сумасшедших. Но мы знали, какими будут наши твизлы, еще до того, как была поставлена наша программа.

Лоранс:

Да, это был как бы первый пазл нашей головоломки (улыбается). 

А чья была идея вашего произвольного танца?

Лоранс:

Произвольный танец мы поставили вместе с Мари-Франс Дюбрей. Вместе слушали разные музыкальные отрывки, и у нее появилась идея такого своеобразного  “фьюжна” — сочетания танго и джаза. Нику очень нравится Майкл Бубле, а «Cry me a river» — яркое, сильное произведение. 

Николай:

Да, я всегда хотел кататься под эту музыку. В этом году чемпионат мира будет в Канаде, и мы, с одной стороны, не хотели специально уходить от своего стиля в пользу чего-то канадского, а с другой — так получилось, что Майкл Бубле родом из Канады. Так что просто так сложилось, и мы очень рады этому. 

«Summer time» у нас — в джазовой обработке, без слов, только музыка. Лоранс специально выбрала именно эту версию, так как не хотела, чтобы весь наш произвольный танец был только под Майкла Бубле. 

Спасибо большое за интервью! Удачи в сезоне!

Людмила ОРЛОВА 

Booking.com