Екатерина Александровская и Харли Виндзор: «Так хорошо смогли подготовиться к старту, что все получалось буквально на автомате»

Екатерина Александровская и Харли Виндзор
Фото из архива Марии Катешовой.

Чемпионы мира 2017 года среди юниоров в парном катании австралийские фигуристы Екатерина Александровская и Харли Виндзор заняли третье место на турнире серии «Челленджер» Nebelhorn Trophy в немецком Оберстдорфе, тем самым успешно пройдя отбор на Олимпийские игры 2018 года в Корее. Сразу после проката произвольной программы спортсмены поделились своими впечатлениями в интервью порталу Blossom on Ice.

Вы откатали чисто обе программы,  как смогли справиться с волнением на таком ответственном старте?

Харли: На самом деле, я никогда в жизни так не волновался, как на этих соревнованиях. Мы проделали очень большую работу за последние два года, мы очень долго шли к этому результату, и этот успех для нас — результат тех усилий, которые мы вложили.

Екатерина: Если честно, мы очень волновались, особенно перед короткой программой. Мы никогда не катали короткую программу последними и на разминке я волновалась очень сильно.  Но вот как-то так хорошо смогли подготовиться к этому старту, что все получалось  буквально на автомате.  Еще у меня есть такая особенность – я всегда очень нервничаю перед первым элементом,  потом мы успешно делаем подкрутку и  волнение сразу пропадает, я уже начинаю думать о следующем элементе.

То есть как на прошлом финале юниорского Гран-при, подкрутка не получилась и дальше все тоже пошло немного не так, как планировали?

Екатерина:  В принципе, да. Но тогда мы еще  прилетели из Австралии сразу после национального чемпионата, то есть  у нас получилось два старта подряд,  сам перелет был очень тяжелый.  Ну, и старт очень ответственный для нас, все-таки финал Гран-при.  Я раньше даже и мечтать не могла об этом (улыбается).

 Харли, фигурное катание  — очень нетипичный вид спорта для Австралии, как получилось, что Вы стали фигуристом?

Харли: На самом деле, это получилось совершенно случайно. Мне было лет 9, мы с мамой куда-то ехали на машине, случайно свернули не туда и выехали к катку. Для меня это было что-то необычное и я спросил, можно ли покататься. Мне взяли в прокат коньки,  я покатался и это было просто классно. Потом я туда приехал на следующей неделе, потом через неделю, мне все очень нравилось и вот как-то так все и получилось (улыбается).

В этом году у вас и короткая, и произвольная программы получились очень интересными,  можете поподробнее  рассказать о выборе музыке, об образах на льду?

Екатерина:  Короткая программа —  Paint it Black, Hidden Citizen, это ремикс композиции Rolling Stones. Музыку выбрала я и супруга тренера Галина Пашина. Мне сразу понравилась эта музыка, она сильная,  такая «темная»,  я как-то сразу поняла, что это для меня. Стараемся  эти сильные  эмоции передать на льду.

А музыку к произвольной программе  посоветовал  наш второй тренер, это саундтрек к фильму  «Маска».  На льду все как по фильму –  партнер  сумасшедший, который надел маску,  я соблазняю его. Это программа отличается очень сильно от наших предыдущих программ, в ней больше связок, переходов между элементами, сложнее хореография. Мы вообще стараемся  сейчас больше внимания уделить компонентам. В  прошлом году мы катались  вместе только первый сезон  и для нас важнее была техническая оценка, чистое выполнение элементов, а сейчас мы уже стараемся развиваться, работать друг с другом, а не просто за руку ездить и элементы выполнять.

Как у вас сейчас происходит разделение тренировочного процесса, сколько тренируетесь в Москве, сколько в Австралии ?

Екатерина:  Тренируемся то там, то там. 3 месяца там, 3 месяца тут.  В Москве мы катаемся на одном катке с  Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым у Нины Михайловны Мозер.

В Австралии у нас тоже тренировочные условия неплохие. Конечно, не такие шикарные, как в Москве, но все же лед хороший, кататься можно, все есть. Директор  катка нас очень поддерживает,  всегда пытается пойти  нам на уступки,  предоставить побольше льда.

Какие у вас ближайшие планы?

Екатерина:  Сейчас мы остаемся в Оберстдорфе, будем здесь  два дня тренироваться, потом вылетаем в Польшу на этап юниорского Гран-при. Затем в Москву где-то на три недели и потом в Австралию.

Людмила ОРЛОВА, Оберстдорф.