Александра Назарова/Максим Никитин: “Иногда тренируемся в темноте при минус четыре”.

Александра Назарова/Максим Никитин
Источник — @aleksandralfs

Александра Назарова/Максим Никитин — чемпионы зимней Универсиады 2017, бронзовые призёры юниорского чемпионата мира 2015, вице-чемпионы I зимних юношеских Олимпийских игр, четырехкратные чемпионы Украины. 

В интервью порталу Blossom on Ice, которое спортсмены дали в январе на чемпионате Европы в Граце, Александра и Максим рассказали о том, с какими проблемами им приходится сталкиваться при подготовке к стартам, почему в Украине не так много танцевальных дуэтов, о совместных тренировках с группой малышей и разминках у бортика. 

Прокомментируйте, пожалуйста, свое выступление на чемпионате Европы. Насколько остались довольны прокатами?

Максим:

В принципе, довольны. Хорошие прокаты, оценки нормальные. Выше головы мы не прыгнули, но, считаю, показали достойный результат. Были ошибки и помарки, которых, конечно, можно было избежать, но ничего критичного. 

Обе программы в этом сезоне вам поставил Александр Жулин. Какие истории рассказываете на льду?

Максим:

Короткий танец — все просто, мюзикл “42-я улица”. Бродвей. Произвольный — французские мимы. В этом танце мы показываем наши эмоции. Даже не то, чтобы показываем… (задумывается). Скорее, наталкиваем зрителя на идею наших эмоций, чтобы он уже сам додумывал. В начале программы мы веселые, в середине — любвеобильные, любим друг друга. Загадочные такие, интересные, влюбленные. А дальше уже последняя часть.  Страх, испуг, тревога. Постановщики обеих программ — Александр Жулин и Сергей Петухов. 

Александра Назарова/Максим Никитин
Источник — @aleksandralfs

Вы в этом году вернулись к своему первому тренеру Галине Чуриловой…

Александра:

… А мы от нее и не уходили. Она нас всегда курировала. К кому бы мы ни шли, все равно  всегда были с ней на связи. То есть это и телефон, и видео, все, что только можно было.

Максим:

Ну и когда приезжали в Харьков, всегда шли к ней. 

А сейчас, получается, основная база у вас в Харькове?

Максим:

Да, сейчас мы в Харькове. 

И какие там тренировочные условия?

Максим:

Ужасные (улыбается). Холодно, времени мало, а что делать? Надо тренироваться. Надо работать. Мы там не одни занимаемся, у нас есть большая группа юниоров. Также вместе с нами тренируется наша вторая сеньорская пара. Все там. Работаем, что поделать. Времени не хватает, льдов не хватает. Минус четыре сейчас на катке. Причем везде — и на льду, и в раздевалках. То есть условия так себе. Зала нет. 

Если зала нет, где тогда разминаетесь? В коридоре?

Максим:

Ну, где — под бортами (улыбается). 

Я смотрела результаты чемпионата Украины в этом году, и в танцах было представлено всего три танцевальных дуэта. А в одиночном катании, и в мужском, и в женском, участников было достаточно много. 

Александра:

Потому что нет условий для тренировок. Дети не хотят идти.

Но интерес к фигурному катанию же есть, многие занимаются?

Максим:

Это да. Это вот то, что очень хочется продвинуть в нашей стране, так как мы танцоры и я все-таки болею за танцы. На самом деле, группа у нас большая — у Галины Владимировны две сеньорских пары и четыре юниорских, и для Украины это достаточно много. Сейчас главное — это их удержать. У нас не очень хорошие условия в стране в плане содержания спортсменов, в плане тренировок. 

Галина Чурилова, Александра Назарова и Максим Никитин
Источник — @aleksandralfs

Например, на данный момент у нас очень большая “маленькая”группа — группа детей-танцоров. В мире в принципе такое не особо где есть — когда танцоры с самого детства тренируются в паре. А у нас их очень много. Галина Владимировна где-то их находит. Но проблема в том, что из этих, допустим, десяти пар дойдут хотя бы до юниорского возраста только три. Родителям становится тяжело “вывозить” это финансово. Кому-то просто надоедает, например, в темноте тренироваться. Мы иногда катаемся в принципе без света. Я думаю, что проблема именно в этом. И, возможно, еще одна причина —  в некоторых моментах устаревшая система всей федерации, все то, что происходит в фигурном катании в Украине. 

А одновременно сколько вместе с вами на льду пар тренируется?

Максим:

Ну, получается около шести и плюс какие-нибудь малыши.

Александра:

У нас есть второй лед, на котором катается группа малышей, которые нам по колено совсем. Им, конечно, кричат на наших прокатах, чтобы отошли к бортику, но это как-то… очень неудобно. 

Вообще вы за свою карьеру сменили уже достаточно много тренеров и со всеми оставались в хороших отношениях. С Игорем Шпильбандом связь поддерживаете, Александр Жулин вам программы ставил. 

Максим:

Просто я считаю, что всегда нужно оставаться человеком. Никто не знает, как жизнь сложится в будущем. С кем тебе придется дружить, с кем не придется. В любом случае нам никто ничего плохого не делал. 

Александра:

Да, нам все помогали только.

Максим:

Ну и, в принципе, мы всегда уходили не из-за того, что с кем-то поругались или кто-то что-то недоработал. Были другие причины, в которых виноваты не были ни мы, ни тренеры. То есть мы и с Сашей (Жулиным) расставались хорошо, и с Игорем (Шпильбандом) хорошо поговорили. Игорь нам до сих пор иногда пишет, поздравляет с чем-нибудь. У нас до сих пор переписка со всеми. То есть…я не знаю, просто остаемся людьми. Не ругаемся без повода. Если есть какая-то проблема, мы всегда это обсуждаем. Если мне не нравится, что делает там, например, грубо говоря, Игорь, или Саша, или кто-либо, я ему это скажу и мы это решим. 

Людмила ОРЛОВА, Грац.